Навигация
Главная  Экономика 

Я хотел бы изменить отношение к культуре


Владимира ЧИРКОВА в нашем городе знают многие - как искусствоведа и создателя музея "Искусство Омска", а еще - как человека очень творческого и горячего патриота земли омской. Наверно, именно такие люди и должны ведать вопросами местной культуры. Но как-то не вяжется образ этого человека с привычным представлением о чиновнике...

Владимир ЧИРКОВ, начальник Управления культуры администрации г.Омска:

- Мобилизуя все силы, какими располагаю - физические и духовные, а еще - привлекая все возможные средства защиты: иронию и т.д. Потому что если слишком серьезно ко всему относиться, то можно просто не выдержать ту нагрузку, которая сваливается в течение дня. Во всяком случае, мои давнишние представления о том, что работа чиновника - это такое баклушебиение, сегодня полностью опровергнуты.

- Насколько уютно чувствуете вы себя в новом качестве, Владимир Федорович? Как выносите этот режим непрерывной гонки?

- Я еще не успел это почувствовать, поскольку попал в нее недавно. Пока исполнял обязанности, было ощущение, что все это - временно, и я психологически не жил в этом режиме.

- Эта постоянная текучка не мешает думать "о вечном"?

- Думаю, что влияет не сама должность, а тот круг обязанностей, который сваливается на человека. Просто начинаешь жить в другом ритме, в другом режиме ответственности. Самое страшное и самое трудное в работе управленца, как мне кажется, - необходимость быть постоянно готовым принимать решения и нести за них ответственность.

- Не боитесь ли вы, что пребывание на руководящей должности может не лучшим образом отразиться на вашей творческой и научной работе и на вас лично? Тому есть множество примеров...

- Как же вы решились сменить сферу деятельности и оставить свое любимое детище - музей?

Во всяком случае, для меня это пока самое дискомфортное, потому что я привык жить в несколько ином режиме. (Обязанности директора музея - все же другой масштаб, другой уровень.) Изменит ли это меня? Видимо, да. Но я все же надеюсь на тот запас прочности, который у меня есть, и мне хотелось бы его сохранить.

Есть у меня такая сверхзадача: мы должны сделать более ощутимой реальностью местную культуру. Хотелось бы сменить парадигму в ее понимании. В последнее время многие считают, что вся местная культура - вторична, рангом ниже той, которая процветает в столицах мира. Но это в корне неверно!

- У меня просто сменился круг обязанностей, но я нахожусь в прежнем своем пространстве. И дома, и на работе - везде... Среда осталась та же, просто ответственности больше. Музей я продолжаю курировать. Кроме того, с моим уходом место не оголено - там есть и будет кому работать.

Местная культура прежде всего носит климатический, ландшафтный характер. Затейливые узоры, свойственные южанам, настолько же отличаются от строгих геометрических орнаментов северных народов, насколько различны пейзажи, окружающие тех и других. Другая важная особенность - материальная, средовая культура. Есть такое понятие - "дух (или гений) места". Его трудно четко сформулировать, но он хорошо всеми ощущается.

Местная, локальная культура - это способ существования универсальных ценностей. Люди везде дымают об одном и том же: о добре и зле, о красоте... И любая культура - локальная, потому что она не может существовать "вообще", но только будучи привязанной к определенному месту и времени.

- От души желаю, чтобы были успешно выполнены обе программы! А в какой мере вам удалось реализовать свою мечту о создании музея?

Я хотел бы изменить отношение к культуре, как к сфере обслуживания мероприятий. Ее задача на самом деле совсем иная: прогнозировать развитие событий и опережать их, а не плестись в хвосте. Разумеется, общегородские и локальные мероприятия важны и нужны, но прежде всего культура должна влиять на городское сообщество и предупреждать разного рода негативные явления. Это - программа-максимум, а программа-минимум сейчас - просто выжить.

Второе. Мы завоевали определенное интеллектуальное пространство: издаем книги, каталоги, буклеты, проводим симпозиумы - это у всех на виду и на слуху. Мы сегодня обозначены на культурной, научной карте не только Омска, но и региона как минимум. Хотя знают нас и в других регионах России, и за рубежом.

- Удалось главное: собрать коллекцию, без которой музея не бывает. На сегодня мы имеем более 3000 единиц хранения, поставленных на учет, и более 2000 еще не стоящих на учете по той простой причине, что у нас не хватает физических сил.

- Что привело вас когда-то в музей? Ведь любят искусство многие, но не все становятся профессиональными искусствоведами. И как ими становятся?

Чего нам не удалось, так это решить материально-технический вопрос: пока нет своей базы, нет здания. Не хочу ничего говорить лишнего, но виды в последнее время у нас появились очень хорошие. Когда будет решен вопрос, мы растрезвоним об этом на весь мир...

У меня все было предопределено: я родился и провел детство в ТАКИХ местах! Баргузинская долина и Байкал - этим все сказано. Там настолько концентрированная форма эстетического в природе! Это раз. Второе - у меня совершенно дивная мама: по природе своей актриса, художник слова. Не напрасно же я трижды поступал на актерский факультет...

- Точно так же, как люди становятся инженерами, учителями: кому что на роду написано. Я полагаю, что у меня было написано это. Закончил я историко-филологический факультет, но нигде не пишу, что моя профессия - филолог, поскольку никогда этим не занимался. Через год после окончания института я пришел в музей, и профессию свою - музейное искусствоведение - обретал уже в процессе работы. Сегодня я могу обозначить свою специализацию более точно: культурология.

- Когда едешь в Москву, то поступаешь во все ВУЗы сразу. Я делал 3 захода, доходил до третьего тура, и там все 3 раза срезался. Страшно переживал поначалу, а сейчас думаю: как хорошо, что это случилось! Из меня вышел бы, наверное, плохой актер, потому что я - человек режиссерского плана. Мне нужна команда - люди, с которыми можно работать.

- Куда именно?

- Мама моя - крестьянка, она от земли. В большой крестьянской семье нас всего было 8 человек, из них пятеро выросли: четверо мальчишек и сестра. Мама занималась не нами, а хлебом насущным, чтобы нас прокормить. Но там был тот деревенский, крестьянский, патриархальный уклад, когда воспитывает вся деревня: ты у всех на виду. У нас вся среда была певучая, сказучая и так далее, и так далее...

- А кем работала ваша мама?

Я с детства верю в существование "гения места", потому что мне говорили о нем, и все это впиталось... И я абсолютно верю в омский genius locio. Хотя сформулировать это очень трудно. Кстати, заметными патриотами Омска очень часто становятся приезжие люди. Большего патриота, чем наш мэр, трудно найти. А ведь он не омич! Можно привести и другие примеры.

Например, в деревне были чрезвычайно распространены бывальщины. Именно бывальщины - это ближе к устному рассказу, чем к сказке. Якобы все это человек сам видел, своими глазами. Или кто-то очень близкий ему рассказал. С детства у меня в памяти перефразы каких-то канонических библейских текстов: про старца с белыми волосами и бородой, который ходит по земле, по воде и т.д.

- Совершенно случайно. Мою жену в 1978 году пригласили в солистки Музыкального театра, и мы переехали сюда из Улан-Удэ.

- Кстати, а вы-то как оказались в Омске?

- Как человек, занимающийся местной культурой, я могу сказать: дело здесь в том, что у нас в Омске (как и в Томске, Иркутске) существует рукодельная среда. Т.е. люди своими руками сделали много сомасштабного человеку. Помните нашу интеллектуально-деятельностную игру 1990 года, когда мы много говорили о культурсообразности и сомасштабности среды человеку?

- И вы тоже очень быстро стали патриотом Омска. В чем же здесь причина, на ваш взгляд?

- Могу твердо сказать одно: "Красноярка-90" выявила тот человеческий потенциал, на который можно делать ставку. Те, кто там "засветились" - предприниматели, люди из области архитектуры, из чиновного мира, из научного - они и сегодня все на виду. Многое из того, что там родилось, впоследствии выросло в местное самоуправление. Сегодня мы убеждаемся в необходимости становления и развития местного самоуправления, потому что ничто так не приближено к человеку, как локальная власть.

У нас в Омске такой среды много. Она бывает порой не столь казиста, но наши улицы - Северные, Линии и т.д. - как много в них человеческого обаяния! И мне это близко, как человеку крестьянского происхождения. А во дворах 9-этажных панельных домов люди не всегда комфортно себя чувствуют, потому что там нет рукотворной среды. Сейчас начинают эту среду создавать, очеловечивать (программа "Двор" и т.д.) - Игра, о которой вы упомянули, состоялась 9 лет назад. Сейчас фактически даже эпоха другая на дворе... Насколько сегодня применимо то, что было наработано там?

Сейчас в Омске идет разработка Стратегического плана развития, и его девиз: "Город - человеку". Однако требуется продолжить: "...а человек - городу". Потому что иначе город быстро иссякает, исчерпывает свои возможности. Человек постоянно должен пополнять эту городскую копилку: нравственную, интеллектуальную, материальную, финансовую и т.д. Должно быть двустороннее движение.

Ведь в конце концов все делается ради человека, а не ради экономики. Экономика нужна для того, чтобы человеку жилось хорошо, а не наоборот. Помните, мы спорили на одной из игр: транспорт для города и человека или человек для транспорта? И как же остро встала сегодня эта проблема!

27 октября "Презентацией рояля" начал свою работу концертно-выставочный зал в ДШИ-17 по ул. 27 Северная. В декабре планируется открытие центра на базе ДШИ-14 в пос. Светлый. Но есть районы совершенно "пустые", где нет ни библиотек, ни ДШИ, ни клубов - вроде улиц Чередовых. Ставится задача: открыть культурные точки и там.

Реализация некоторых программ, включенных в Стратегический план, уже идет. Например, по созданию культурных центров на базе детских школ искусств (ДШИ). Они призваны стать центрами притяжения для всей округи - не только детей, но и родителей - в тех районах, где нет театров и домов культуры. На этой базе можно будет проводить работу совместно с КТОСами.

Именно такие программы должны стать основой деятельности управления культуры. Когда мне предложили здесь работать, я глубоко задумался. В России всегда было негативное отношение к понятию "управление культурой". Бывали случаи, когда слово "управлять" означало "не пущать". И всегда мечталось о другом смысле: "организовать", а это совсем не плохо.

Еще одна сложнейшая задача - реорганизация библиотечной сети. Есть постановление мэра, главным пунктом которого я считаю создание компьютерной версии фондов. Люди получат возможность за небольшую плату заказывать ту литературу, которой нет в данной библиотеке. Это особенно важно сейчас, когда даже крупные библиотеки не имеют возможности подписаться на периодические издания.

Я, как оптимист, ожидаю всплеска меценатства - вроде того, что был в России в конце 19 века. Тогда помимо всем известных Дягилева и Третьякова существовало множество меценатов местных. Но для того, чтобы они появились, потребовалось 2 века... Надеюсь, сейчас это произойдет быстрее.

Да, сейчас трудно работать - не хватает средств. Но я, во-первых, надеюсь на то, что в культуре работают энтузиасты. Это было всегда и везде: люди трудятся не за копейку, а за идею. Во-вторых, надо изучать и брать на вооружение современные технологии и зарубежный опыт по добыванию внебюджетных средств. Ведь даже музей Метрополитен живет преимущественно за счет спонсоров (это и фонды Форда и Рокфеллера, и частные лица). Музеи США на 85% финансируются из негосударственных источников.



-Спасибо за беседу! Пусть все ваши надежды сбудутся!

 

У работников культуры пост начался еще в прошлом году. И конца ему не видно, если не поможет Путин. Личный досмотр. "Парк-отель "МечтА" отзывы наших партнеров. Мэрия будет развивать свою ипотеку. Лидеры окон.

Главная  Экономика 

0.0111
© h8records.ru. Администрация сайта: 8(495)795-01-39 гудок 160121.
Копирование материалов разрешено при условии ссылки на сайт h8records.ru.