Навигация
Главная  Экономика 

Памяти Ивана Лицкевича "Его гибель до сих пор загадка"


Иван Дмитриевич Лицкевич был сильным, талантливым человеком, каким только и можно быть, возглавляя крупнейшее в области предприятие. Пять лет - достаточный срок, чтобы осознать всю тяжесть потери. Тяжелее всего она отзывается в сердцах близких, в душе вдовы Ольги Николаевны.

Второго января 2001 года Ивану Лицкевичу исполнилось бы пятьдесят пять лет. Теперь не исполнится, потому что пять лет назад, 19 августа, Иван Дмитриевич Лицкевич, генеральный директор омского нефтекомбината и его первый президент, трагически погиб. Медицинский диагноз засвидетельствовал остановка сердца. Иван Дмитриевич утонул в Иртыше. Народная молва до сих пор связывает его гибель с последовавшим затем вхождением комбината в состав широко известной ныне нефтяной компании "Сибнефть".

"Я по звонку знала, каким он пришел домой"

Они прожили вместе двадцать восемь лет. Срок достаточный, чтобы узнать и понять друг друга, чтобы каждое душевное движение одного отзывалось теплотой и сочувствием в другом. Для встречи им не пришлось колесить по городам и весям. Она, коренная омичка, окончила школу в городке Нефтяников. Он родился в крестьянской семье в небольшом селе Залесье под Барановичами и в шестнадцать лет рванул на целину. Год там проработал учителем физики и по совету родственника переехал в Омск, устроившись слесарем на тот самый комбинат, что стал потом его судьбой. Свадьба была скромная, студенческая. В медовый месяц поехали к мужу на родину, и там испекла молодая жена Ольга огромный каравай. По обычаям белорусской деревни и в залог счастливой жизни.

- Вы знаете, нет. В 1965 году он был на нефтезаводе младшим оператором. Молодые были. Встретились, познакомились... Розы мне дарил. В 1970 году закончил Иван Дмитриевич вечерний факультет губкинского нефтяного института. Был у нас тогда в городе такой филиал. Потом мужа призвали в армию, он год отслужил на китайской границе. Хотел и дальше служить офицером, писал мне об этом. Потом передумал, а, когда вернулся на завод, вот тогда я и приметила, что у него появилась профессиональная хватка. С того времени он очень быстро стал продвигаться по службе, прошел все профессиональные ступени.

- Ольга Николаевна, когда познакомились, вы ожидали, что будущий муж сделает карьеру?

- Быть директором крупнейшего нефтяного предприятия, мягко говоря, хлопотно. Что было, если Иван Дмитриевич приходил домой раздраженным, мог в сердцах прикрикнуть?

Я уже тогда работала учителем математики. Профессия беспокойная, но я поняла, что мне с "педагогическими" моими заботами надо отойти в тень, стать хранительницей домашнего очага. Родились сыновья, Дмитрий и Константин хлопот прибавлялось, но с нами тогда жила моя мама, она нам очень помогла. Домашними делами Иван Дмитриевич не был обременен. Сыновей, конечно, воспитывал, но главной его заботой был завод.

- Говоря по-русски, вы жалели мужа.

- А я уйду в другую комнату, промолчу, и все пройдет. Поначалу тоже раздражалась, потом поняла, что не стоит. Я ведь по его звонку знала, каким он пришел домой: сердитым и усталым или веселым, спокойным. Если он расстроен был, то и не ужинал, пока не успокоится. Меня расспрашивал, конечно, о школе, а о заводе говорил больше, если какое ЧП случалось. Надо же было ему где-то выговориться. Я тогда спрашивала: люди не погибли? Если нет, то и слава Богу, все остальное можно поправить.

- Как вы проводили выходные дни?

- Жалела, а как не жалеть? Такая работа, такой труд... Я видела, каким он приходил. Порой ничего, а порой, как выжатый, такой уставший. По лестнице еле поднимается, пиджак расстегивает, галстук в сторону. На людях-то он не мог себе небрежность позволить.

- В отпуск вместе ездили? - Поначалу да, а потом все как-то у нас отпуск не совпадал. У меня был летом, а у него как придется.

- Пока не был еще Иван Дмитриевич генеральным директором, могли мы и в парке погулять, и в кино с детьми пойти. Потом уже было некогда. Я, помню, все спрашивала: столько у тебя заместителей, так зачем же все берешь на себя? Ему в последние годы завидовали, что в заграничные командировки ездит, но мало кто видел, каким замотанным он приезжал из этих командировок. В воскресенье он обычно отсыпался, потому что всю неделю вставал рано, в начале девятого был на производстве. Любил, правда, в выходной пойти в бассейн. Плавал хорошо, а вот на Иртыш не ходил, разве что в самой молодости, так что гибель его для нас до сих пор загадка.

- Муж кулинарничал хоть иногда? Перед встречей Нового года, к примеру?

- С сыновьями конфликтовал в их переходный возраст? - Не без этого. Как стал отец ездить за границу, то одно попросят, то другое, но особой поблажки он не давал. "Будьте, как все, - говорил. - Все не могут, а вы точно такие же". Был к детям строг, может быть, и не надо было такой строгости. А теперь вот внуку нашему, Ивану Дмитриевичу, восемь лет исполнилось, дед его очень любил.

"Он не любил подхалимов"

- Из всех блюд больше всего любил картошку, мне надо было ухитряться готовить ее по-разному. Он же белорус был, "бульбянник"... Сибирские пельмени, впрочем, тоже уважал. Сам-то не готовил, нет. Перед Новым годом все его мысли о заводском плане были. Придет 31-ого с работы, ляжет отдохнуть, к полуночи встанет, поужинаем семьей, встретим праздник и опять Иван Дмитриевич ложился отдыхать, потому что рано утром на работу: надо было первого января план дотягивать. И так много лет. Вот уж второго января, в день его рождения, встречались с друзьями.

- Он был разным. А вообще-то, да, жестким, вспыльчивым, импульсивным, но быстро отходил, очень быстро. Как-то мне поначалу казалось, что я по натуре добрее его, но не так была отходчива, как он. Люди шли к нему по любому вопросу. Приходили домой, тут немного и моя вина: я порой подсказывала, в какое время он может подойти, если кто-то никак не мог попасть к нему на прием... По возможности все вопросы решал и, конечно, помогал.

- Иван Дмитриевич был жестким человеком?

- Больше любил таких, что были похожи на него самого. Тех, кто не подчинялся бездумно, кто мог дать отпор. Ведь как было - накричат друг на друга, поругаются, поспорят, но без зла. Это ведь были люди, влюбленные в свою профессию, люди долга и чести. А он был предан заводу на удивление. Для него на первом месте были работа и завод. Иван Дмитриевич не терпел подхалимов, а любил тех, кто был предан заводу. Помню, приезжает домой весь с ног до головы обледеневший. "Что случилось?" - спрашиваю. Оказалось, что был пожар на установке, он в колонну ринулся, чуть огонь затушили. Облили его водой из шланга, и он полез.

- К каким людям он сам тяготел?

- Какие книги Иван Дмитриевич читал?

Если уж кто шел против завода или, скажем, акции заводские распродавал, очень Иван Дмитриевич переживал и с такими людьми старался меньше общаться. Сам был пунктуальным и недобросовестных не уважал. Алчность и вражду не любил.

- Вы замечали в муже что-то деревенское? Как-никак белорусская глубинка.

- Исторические, больше о Сталине почему-то в последнее время, о Николае Втором. Особо-то времени не было: в начале девятого уходил, возвращался, если сказать рано, то это в девять вечера. И обязательно с ним кипа документов, без этого не было ни одного вечера. Отдохнет часа два-три, к полуночи встанет и опять в своем кабинете работает. Память у него была прекрасная, производство знал досконально. Лестница-то подъема у него была большая: от слесаря до генерального.

- Иван Дмитриевич белорусским языком пользовался?

- Не было в нем вальяжности, показной интеллигентности. Посмотрю нынче: руководители все, большей частью, о себе высокого мнения, великими себя считают. А он был простым. Вот, пока еще время было, завели сад. Два-три года он упорно сажал, окучивал, поливал. Все говорил мне, дескать, ничего ты в саду не умеешь, нет у тебя деревенской закалки. А потом заводской работы стало невпроворот, он и отошел от сада. Теперь уж мы с ребятишками всем занимались, а Иван Дмитриевич приходил и отдыхал иногда. Когда на родину приезжал, мог все: и косить, и торф копать. При возможности любил он в лесу отдохнуть, был ярым грибником, мне за ним было не угнаться.

- Рюмочку-то любил супруг ваш пропустить? Что предпочитал?

- Особо нет. Приходят как-то с переписью населения. Стал анкету заполнять, дошел до вопроса о родном языке и вопросительно так на меня посмотрел. Я говорю:"Чего же ты? Пиши, что русский". Он ведь с 1963 года в Омске жил, говорил без акцента. Разве только приедет из отпуска, покрасуется своим говором, а потом недели через две-три о нем и забудет.

"Он ждал хороших перемен"

- Когда мы познакомились, он вообще ничего не предпочитал. Не любитель был. Потом уже, в чинах, предпочитал коньяк. А в последние годы, кроме французского бордо изредка, вообще ничего не употреблял. Вот, были у него три другие слабости: очень любил рубашки, галстуки и запонки. Потом, правда, запонки вышли из моды. Иностранцы на завод часто приезжали, иной раз в жару по три раза на дню переодевался. Понятное дело, работы мне тогда прибавлялось. Тогда еще не было в продаже "тайдов" и "ариэлей".

- Иван Дмитриевич, конечно, переживал. Он же белорус был, а мы вдруг стали жить в другом государстве, хотя и в России. Но вот в последнее время почему-то ждал Иван Дмитриевич каких-то очень хороших перемен и большие надежды возлагал на Ельцина и Черномырдина. Все, бывало, говорил, что вот это два "больших человека"...

- Ольга Николаевна, а помните вы, как муж воспринял развал Союза?

- В Законодательном собрании Иван Дмитриевич с желанием работал?

- Что вы решили тогда по поводу партии? - Мы оба коммунистами были. У нас была обида на того, кто развалил партию. А потом уже я говорила Ивану Дмитриевичу про КПРФ, он как-то не отреагировал. Партийные билеты наши до сих пор у меня хранятся.

Вот когда в Верховный Совет Иван Дмитриевич не прошел, это ударило по его самолюбию. Я ему говорила, что две такие должности, как директор и депутат, сложно было бы совместить. Тогда Алексей Казанник стал депутатом. На него Иван Дмитриевич не обижался, только по поводу истории с Борисом Ельциным заметил:"Казанник позиции сдал, я бы не сдал".

- Было у него такое желание. Он хотел работать в финансово-бюджетном комитете, "экономическом", помню это хорошо. Думал, что многое можно сделать для города и области. Завод ведь тогда сильно городу помогал. Планы были большие по развитию Омска. Строились дома, огромный жилой комплекс тогда заложили, Дворец школьников. Сейчас завод всем этим не распоряжается. Он нынче - часть "Сибнефти". А тогда и парниковое хозяйство было, и совхоз "Нефтехимик", который сейчас распался, и профилакторий "Рассвет" построили. Помню, очередь была на комбинате, чтобы ребенка в детский садик поместить. Пока очередь была, Иван Дмитриевич распределение путевок взял под свой контроль. А как добился, чтобы мест всем хватало, тогда уж поручил это хозяйство своим заместителям.

- Мне кажется, было немного... Он старался нас от волнений оградить. Иногда говорил по поводу внука, чтобы одного его не пускали гулять. Ненавязчиво так говорил. У самого была охрана: мы жили на проспекте Мира, а охрана у "Омича" его ожидала. Я все удивлялась: ну что это за охрана?

- Было у Ивана Дмитриевича предчувствие?



Пять лет прошло со дня трагической гибели Ивана Лицкевича. Он был настоящим советским директором. Он был представителем той славной, уходящей ныне когорты людей, что меряли личное благополучие успехами завода, города, государства. Они принимали жизнь такой, какая она есть, ежечасно и ежеминутно изменяя ее к лучшему, твердо веря, что мощь и сила производства перельются в жилы страны. Той, в которой они родились и которой чувствовали себя обязанными. Они были азартными, сильными и веселыми людьми. Они были упорными в достижении цели, ибо цель их была велика. Они хотели счастья не только для себя, в одиночку оно было им неинтересно. Все пять лет Ольга Николаевна Лицкевич слышит от омичей благодарные слова в память мужа и кажется ей: то, что происходит с нами сегодня, это не то, чего хотел Иван Дмитриевич.

 

Сергей Богдан. Климат-контроль для сибирского жилья. Мою квартиру отрывали с руками и ногами. Омский стриптиз. Книга недели.

Главная  Экономика 

0.0211
© h8records.ru. Администрация сайта: 8(495)795-01-39 гудок 160121.
Копирование материалов разрешено при условии ссылки на сайт h8records.ru.